Главная  |  О себе  |  Мои учителя  |  Конкурсы  |  Концерты  |  Творчество  |  Мои друзья  |  Разное  |  Контакты  |  Гостевая книга  | 

Поиск:
КОНКУРСЫ

VII ВСЕСОЮЗНЫЙ КОНКУРС АРТИСТОВ ЭСТРАДЫ

Логотип конкурса

СЛАГАЕМЫЕ УСПЕХА

Всесоюзный конкурс по составу участников, в частности в жанре хореографии, действительно оказался Всесоюзным. Впрочем, и в предыдущих участвовали танцоры из разных концов страны. А вот то, что они смогли выйти на финишную прямую и победить,- это новое, и притом знаменательное явление. Оно свидетельствует о богатых россыпях талантов, но главное, о необходимости их искусной огранки: большинство победителей и тех танцоров, что обратили на себя внимание,- воспитанники хореографических училищ и школ, эстрадных студий и мастерских.

Нажми для увеличения Завоевавшие первую премию Марина и Владимир Скиженок окончили школу при Государственном ансамбле народного танца СССР. Лауреат второй премии Ольга Лебзина - выпускница Пермского хореографического училища (по классу Л. П. Сахаровой). У ее партнера Виктора Никонова путь к мастерству был гораздо сложнее. Сперва занятия в самодеятельной студии пантомимы, затем приобщение к танцу в военном ансамбле, потом работа в нескольких музыкальных театрах. Лауреат третьей премии Галина Шебаршина занималась в хореографических училищах Ташкента и Киева, закончила Киевское училище эстрадно-циркового искусства. Дипломанты Зита Баба-заде, Владимир Барановский и Александр Яковлев являются выпускниками Бакинского, Московского и Ленинградского хореографических училищ.
Повторяю, на современной эстраде успех завоевывается не только талантом, но и наличием школы. Есть, правда, исключение из этого правила, но, на мой взгляд, только подтверждающее его.
Шесть лет тому назад открытием VI Всероссийского конкурса артистов эстрады стал семнадцатилетний паренек из Челябинска Олег Китаев. С темпераментом и радостным азартом он выполнял сложнейшие движения; свободно делал вертикальный шпагат, взвивался в прыжке, перегибался как резиновый. Оказалось, что он нигде систематически не учился. Единственный его наставник - отец, бывший танцор Северного русского хора. Китаева наградили первой премией, что вряд ли педагогично - уж очень просто доставался пареньку успех.
И вот, после немалого перерыва, во время которого о Китаеве не было слышно, он вновь оказался среди участников конкурса. И мы снова попали под обаяние его природных данных. Однако мастерства у него не прибавилось, да и показался он с прежним номером - "Вдоль по Питерской", в той же постановке отца. Если в первый раз на ее несовершенство не обратили внимание, то теперь оно стало очевидным. И хоть во втором номере - "Ожившие фрески Египта" - постановщик сумел выгодно показать красоту фигуры возмужавшего танцора, он использовал уже знакомые технические приемы, демонстрирующие лишь физические его возможности. Жюри сочло уместным присудить Олегу Китаеву вторую премию, хотя и сейчас очевиден диапазон его дарования. Думаю, однако, что по-настоящему оно сможет проявиться лишь в процессе работы с разными хореографами. Произойдут ли такие встречи - вот вопрос, который тревожит не только в связи с дальнейшей судьбой Китаева.
Конкурс подтвердил, что балетмейстеры, интересно заявившие себя на эстраде, и таких немало, постепенно отходят от нее. Одни, как Г. Майоров, В. Елизарьев, Б. Эйфман, Д. Брян-цев, Б. Ляпаев, увлечены созданием больших хореографических форм. У других, по-видимому, также есть серьезные на то причины. Не желая походя говорить об этом сложном вопросе, упирающемся в многие организационные моменты, ограничусь констатацией того, что в программе конкурсных просмотров было мало талантливых постановочных работ. Особенно это было заметно в номерах с фольклорной основой.
Большая группа участников калмыцкого ансамбля "Тюльпан" показала на конкурсе фрагменты репертуарного ансамбля, отличающиеся, естественно, от специфики эстрадного номера.
Исключение составила танцевально-игровая сценка "Зайка" (балетмейстер П. Надбитое), выразительно исполненная В. Мацаковым, в которой показаны, не без тени лукавства, не столько повадки зверька, сколько человеческий характер, сочетающий трусость с зазнайством.
Не порадовали киевляне, умевшие прежде находить интересные идеи в украинском танцевальном фольклоре. На этот раз он обогатил лишь номер оригинального жанра - "Украинские вытевки" (выдумки), поставленный известным в прошлом танцором Г. Давиденко.
Неприятный осадок остался от номеров бурятских артистов. Например, "Петух" и "Учитель", в которых обыгрывался один и тот же скабрезно поданный мотив: в первом случае - три "курочки", во втором - три "ученицы" демонстрировали неудовлетворенность равнодушием партнера. Самое удивительное, что эти номера создавались не в далеком Улан-Удэ, а в Ленинградской Творческой мастерской при участии балетмейстеров Э. Смирнова и Д, Авдыша, проявивших, с моей точки зрения, отсутствие вкуса и нежелание серьезно вникнуть в конкретный национальный материал.

Нажми для увеличения

Искомое равновесие между танцевальным фольклором и балетмейстерской фантазией, преобразующей его в эстрадный номер, возникает не часто. Если предыдущий пример свидетельствовал о балетмейстерском попустительстве, то выступления талантливой 3. Баба-Заде заставили пожалеть о том, что работавшие с ней хореографы ограничились грамотным изложением бытующих в народе танцев и не сумели найти тех убедительных примеров, которые бы выявили значительность личности танцовщицы и красоту ее пластики.
Свое видение русского танца (которому и на этом конкурсе не слишком повезло) есть у Наталии Судаковой - постановщицы и исполнительницы хореографического монолога "Утречком" (музыка народная),- где возникает образ девушки, радостно вступающей в новый день жизни.
Творческий подход к кубинскому фольклору показал и балетмейстер Г. Захаров, подчинив драматургию номера "Лос ченклетос" (танец в деревянных сандалиях) логике взаимоотношений персонажей - добродушных крестьян, сочно сыгранных Мариной Олейниковой и Александром Григоренко. Правда, на конкурсе эти танцоры показали себя менее интересно, нежели могли, об этом я скажу ниже.
Эстрада диктует необходимость особо внятного, даже несколько плакатного изложения танцевального материала. Этим умением, бесспорно, владеют М. и В. Скиженок и их постоянный партнер и постановщик всего репертуара Юрий Замятнин (он выступал вне конкурса). В его номерах чередуются завершенные по форме танцевальные эпизоды, гаков, например, "Гопак-коло", где найден к тому же прием динамического нарастания - сольные и совместные эпизоды мужского и женского танца как бы наступают друг на друга, торопя приближение финала. Что же касается исполнения, то оно у них всегда безупречно по технике и по стилю,- моисеевская школа дает себя знать! Второй номер этого трио как бы сфокусировал несколько тенденций современной танцевальной эстрады. В его основу легли ритмы и пластика стиля диско, весьма популярного среди молодежи.
На московской эстраде есть тому убедительные примеры: "Последнее лето" Т. Лейбель и В. Никольского (постановка В. Усманова) и "Джулия" М. Олейниковой и А, Григоренко {постановка А. Сенкеева). В номере "Джулия" образы "сердитых молодых людей", знакомых нам по западному искусству, создавались графичной остротой пластики {подчеркнутой костюмами - блестящими комбинезонами, обтягивающими отличные фигуры исполнителей) и какой-то холодной злостью, которую они вкладывали в свой танец. Подчеркиваю, вкладывали, поскольку на конкурсе номер предстал переосмысленным. Красивые, но почти бытовые вечерние туалеты {В. Зайцев) и сглаженная, "улыбчивая" подача движений выхолостили содержание номера, превратив его в рядовой, салонный. Вследствие этого и сами исполнители показались рядовыми, что отнюдь не так на самом деле.
Совершенно неправильным представляется мне вот это стремление "подправлять" реальные тенденции искусства, в результате чего неизбежно возникает расхождение между конкурсным репертуаром и картиной повседневной практики эстрады, совершенствовать и развивать которую следует не от случая к случаю, а планомерно.
Возвратимся, однако, к номеру Замятнина "Мы преодолеем". Свое название он получил от песни, ставшей своеобразным гимном прогрессивных сил Америки. Замятнин использовал не только танец: в финале номера Марина Скиженок, обращаясь в зал, запевает первые строки гимна "Мы преодолеем". Постепенно вместе с ее голосом начинают звучать еще два мужских голоса, а затем хор. Они воспринимаются как голоса единомышленников, примкнувших к героям номера после "пламенных пластических речей". Усиление "красноречия" достигнуто приемом трансформации костюма: в момент кульминации в руках исполнителей как бы вспыхивает "огонь", накаляя эмоциональность танца. Интересным мне представляется и выведение на первый план роли женщины. Все это позволяет утверждать, что эта работа - новая и важная ступень в творчестве талантливого трио.
Во время конкурса многие артисты продемонстрировали владение разными жанрами. Среди танцоров - О. Лебзина и В. Никонов в очаровательном номере "Влюбленные бродяжки", созданном В. Будариным с учетом их актерских индивидуальностей.
Элементы жанра "каучук" присутствовали в номерах Г. Шебаршиной, усиливая выразительность созданных ею образов (Заклинательница змей, Бэмби).
На стыке жанров задумывает свои постановки балетмейстер Д. Плоткин - один из немногих, кто постоянно верен эстраде и овладел секретами создания концертной миниатюры. Особенно наглядно его мастерство проявилось в работе с дипломантом В. Барановским и его партнером В. Носан - танцорами технически сильными, но, как казалось прежде, актерски невыразительными. После доработки Плоткиным в их номере "Чубуки" заново выстроилась драматургия, появилась логика в поведении персонажей - старого и молодого казаков, нашлось оправдание техническим трюкам. Словом, номер "заиграл".
В остроумно поставленной сценке "Фильм, фильм, фильм..." балетмейстер сумел выгодно показать возможности танцоров, используя их типажность, владение сложнейшей акробатической техникой, придумав множество забавных эпизодов, пародирующих съемки приключенческого фильма, Свойственное Плоткину чувство юмора и обретенный опыт помогают находить свежие приемы коме-дийности - задача, с которой мало кто справляется. Отчасти этим объясняется обилие танцевальных номеров с трагедийной тематикой - ведь вызвать сочувствие у зрителя легче, чем рассмешить его.
В этой связи мне представляется не оцененной по достоинству постановка киевского балетмейстера В, Литвинова "Блестящее па-де-де" в исполнении Л. Лупша и П. Васюры, где очень смешно и умело пародируется показная галантность, прикрывающая полное безразличие партнеров, которую мы видим иногда в выступлениях классических дуэтов.
Подводя итоги впечатлениям о конкурсе, хочется высказать еще одно соображение. Поскольку программы варьете стали распространенным явлением на нашей эстраде, пора серьезно заботиться об их достойном художественном уровне. Одной из мер могло бы стать включение в конкурсные соревнования специального раздела подобных номеров, учитывая их особую специфику - подчеркнутую развлекательность.
Под жанром подразумевается многое - женский шарм, остроумие, элегантность манер и костюма, хороший вкус и, разумеется, мастерство.
Впрочем, не противопоказана развлекательность и содержательность номера, Если бы под этим углом зрения рассматривались некоторые конкурсные работы (например, "Ча-ча-ча" в исполнении Г. Подзарей), они получили бы достойную оценку. А это, несомненно, творчески стимулировало бы и морально поддержало актеров и постановщиков, работающих в этом жанре, к которому по инерции еще относятся как к непрестижному.
Хотя в наших Прибалтийских республиках, в частности в Эстонии, на это смотрят иначе. В многочисленных и часто интересных программах варьете участвуют, наряду с эстрадными, ведущие артисты академических театров. Как говорится, не место красит человека...
Последнее время, бывая на балетных спектаклях, на выступлениях танцевальных ансамблей, всегда замечаю среди зрителей спортсменов, выступающих с танцами на льду и в художественной гимнастике. Вероятно, и эстрадные танцоры смотрят так же внимательно спортивные выступления. Но спортсмены сумели столь многое освоить в хореографии, что теперь и танцы на льду и гимнастику можно квалифицировать как явления искусства, тогда как эстрадные танцоры, к сожалению, не проявляют такой же восприимчивости к спортивным достижениям и особенностям истинно "спортивного характера", а овладеть ими сегодня просто необходимо. У них ведь один и тот же массовый зритель, который ждет и от танцоров на льду и от танцоров на подмостках эстрады новых достижений.
На эстраде сегодня недостаточно просто правильно и гра мотно танцевать. Требуется значительно большее - неожидан ный по своему решению номер, новый характер, новая ориги нальная техника, которой овладел только ты один, ни на кого не похожий эстрадный артист.

Н.ШЕРЕМЕТЬЕВСКАЯ,
кандидат искусствоведения
журнал "Советская эстрада и цирк" 1983г.

 

 

<<<  Оглавление          Продолжение  >>>

 

 

 

            TOP 100

Rambler's Top100 META - украинская поисковая система

Главная  |  О себе  |  Мои учителя  |  Конкурсы  |  Концерты  |  Творчество  |  Мои друзья  |  Разное  |  Контакты  |  Гостевая книга  | 

 

Hosted by uCoz